Наверх
Вы здесь: Главная / Архив / Журнал «Современный дом» Январь-февраль, 2017 / Усадьба Поленово

Усадьба Поленово



Поленово — волшебное, удивительное место. Здесь каждая веточка, каждая травинка открывает крошечную часть одной большой тайны великого человека. И чтобы хоть на капельку проникнуть в нее, нужно пройти по усадьбе, им взращенной, им взлелеянной, увидеть то, на что было направлено столько сил, любви и вдохновения. Необыкновенную атмосферу этих мест ощущаешь еще на подходе к усадьбе.
Только спокойствие,
Тишь, созидание,
Жизнь — удовольствие,
Жизнь — ожидание
Шага и шелеста,
И откровения...

В череде сохранившихся русских усадеб у поленовской — особое место. Василий Дмитриевич Поленов, замечательный русский художник, блистательный педагог, великолепный архитектор, незаурядный музыкант, интереснейший театральный художник и увлеченный коллекционер, философ, путешественник, сумел создать не просто свою усадьбу на высоком бе­регу реки Оки. Феномен создания абсолютно своего мира — это история усадьбы Борόк. «Взглядом большого художника увидел Поленов будущее пустого холма над Окой и, создавая усадебный ансамбль, вдохнул новую жизнь в песок и суглинок заброшенной пашни, как бы принес присягу вечной Красоте». Эти строки написаны внуком художника Ф. Д. Поленовым.

Начиная с 80‑х годов XIX века, Поленов хлопотал о приобретении земли недалеко от Москвы. Нет, большого имения «для хозяйства» он не хотел, но вот приют «мечты и вдохновений» был желанным. И эта мечта была красивой: создать не только «семейное гнездо», но и музей в доме, и «академию всех искусств на природе» для учеников. Отправляясь в Крым в 1887 году, он попал под обаяние красавицы Оки и решил, что непременно в эти места вернется. С дороги написал жене Наталии Васильевне: «Красивые места на Оке под Серпуховом и дальше. Вот где бы нам поселиться. <…> Мечтал я о домике на берегу Оки, о том, как мы его устроим, как мы там заживем, сделаем большую комнату, где будет музей, галерея и библиотека. Рядом будет столярная мастерская, «адмиралтейство», «рыболовство» и терраса, а над этим будет моя живописная мастерская и твой маленький кабинет…. Чудесные мечты, может быть, и сбудутся…». Поленов сделал все, чтобы мечта стала реальностью. Путешествуя по Оке с любимым учеником Константином Коровиным, увидел почти напротив города Тарусы высокий пустынный холм, у подножия которого теснились маленькие сосенки. Его они и облюбовали под будущую усадьбу. Художнику пришлось решить много проблем, ведь выбранная земля принадлежала крестьян­ской общине, а купил он запущенное имение в селе Бёхово. Крестьяне землю могли только обменять, о чем Поленову и удалось с ними договориться, отдавая по две десятины помещичьей пахотной земли за де­сятину крестьянской. И в 1890 году он получил то, что хотел: песчаный ко­согор, открытый всем ветрам, с маленькими сосенками, росшими на западной стороне его. Этот сосновый подлесок и позволил Поленову назвать свою будущую усадьбу Борόк.

По собственным проектам художник строит большой дом для своей семьи и будущего музея, куда пришел с женой и двумя старшими детьми 15 октября 1892 года. Эта дата и считается днем рождения дома. Ново­селью предшествовали удивительные три года, которые стали уникальным явлением в истории русской усадебной культуры. Впервые русский дворянин пришел не в родовое гнездо, не в чужое имение, но в потрясающее по красоте место. И красоту эту преумножил, создав своими руками один из лучших пейзажей в России.

Усадьбе почти 125 лет (в 2017 году у музея юбилей!), и, возможно, со­бытия русской истории не дали бы уберечь это место, если бы в основу его создания не легла благородная идея: сделать имение культурным центром целой округи. «Желание мое устроить музей осуществилось, когда нам удалось соорудить на берегу Оки дом, приспособленный к размещению коллекций, и я несказанно радуюсь, когда вижу, как приходят посетители и разглядывают наши собрания. Приходят целые экскурсии из ближайших городов, школ, из деревень, крестьяне и крестьянки с детьми».

Поленов был в полной мере русским художником и человеком. Перед тем, как окончательно поселиться на Оке, он много путешествовал, прекрасно знал архитектуру Западной Европы, потому что сумел поездить и походить пешком по Германии, Франции и Италии. А также хорошо знал архитектуру Востока, ибо про­делал большой путь по землям Сирии, Палестины, Египта. И в каждой стране находил что-то особенное, близкое ему как художнику. Вы­сочайшая культура, воспринятая им от Академии художеств и Петер­бургского университета, но главным образом от семьи, позволяла впитывать все впечатления (и это свойство русского человека!) и все самое лучшее воплощать в творчестве. Василий Дмитриевич — замечательный архитектор, многое умел делать сам, и друзья называли его «строителем».

В усадьбе можно увидеть и Большой дом в стиле скандинавского модерна, и французскую классику: мастерская художника «Аббатство» — слияние романского и готического стилей. Поленов очень любил Германию, особенно маленькие немецкие городки с фахверковыми домами, и в своей усадьбе хозяйственные постройки — адмиралтейство, фахверковый сарай, коровник и конюшню — построил именно в этом стиле, а использовал местный строительный материал — известняк, который ценил, называя «тарусский мрамор». И все это, такое разное, гармонично, необычно, красиво и функционально.

Поленов создал торжественную сосновую въездную аллею, сажал деревья для будущего парка, спланировал видовые площадки, называя их «курганами», а земля из-под фундамента Большого дома образовала красивый цветник с французским названием «эспланада».

До сего времени здесь растут редкие породы деревьев, а изысканные цветы не затмевают очарования простых полевых. Еще в первый свой приезд на Оку Василий Дмитриевич обратил внимание на своеобразие местной флоры, на ее сходство с горной, альпийской: душистые фиалки, ландыши, ветреницы, анемоны, незабудки, лиловые и желтые дикие ирисы, нежно-розовая дикая мальва. Все эти растения Поленовы переносили и в усадебные цветники.

Большой дом, построенный на вершине холма над Окой, до сих пор сохранил свой первоначальный вид. Здание деревянное, в нескольких уровнях: с одной стороны двухэтажное, с другой — трехэтажное, с белыми стенами, на каменном фундаменте. Дом был оснащен всеми удобствами: проведена вода, на первом и втором этажах были ванны. Отапливалось здание, кроме обычных дровяных печей, так называемыми амосовскими печами: теплый воздух от нагретых чугунных теплообменников поднимался по трубам, проложенным в стенах, в комнаты, где были сделаны специальные отдушины. К планировке дома Поленов подошел и как архитектор, и как художник-пейзажист: во всех комнатах большого размера окна, дававшие много света. Но главное, из каждого открывались замечательные виды; природа становилась неотъемлемой частью дома, а само здание воспринималось как продолжение парка.

В усадебном Большом доме все пространство первого этажа одновременно и жилое, и трактуется как художественное, музейное. Отделка каждого помещения — роспись, мо­заика, витражи — была непосред­ственно связана с теми вещами, которые предполагалось в нем разместить. Поленов проявил себя как замечательный мастер интерьера, тонко чувствовавший его художественные и утилитарные особенности. Интерьеры Большого дома — своеобразный мир в мире: движение по нему осмысливается как движение сквозь историю мировой культуры. Поленов не часто произносил слово «музей», а давал очень точное определение: «художественная часть нашего жилья». На верхних этажах расположились жилые комнаты, на втором этаже в большой и светлой комнате недолгое время находилась и его мастерская. Дом особенно ценен тем, что первый этаж сохранен в том виде, каким создал его Поленов, а экспозиции комнат второго этажа, посвященные творчеству художника, обустроены уже его детьми. Да в доме просто жила семья: рождались дети, одолевали болезни, варили варенье, солили грибы на зиму. Но был и музей, и Василий Дмитриевич сам все показывал. Причем делал это с удоволь­ствием, и был счастлив, когда к нему в гости приходили люди. Коллекции разнообразны, ценны и интересны. У каждой картины, каждого предмета есть своя история, связанная не только с их появлением, но с историей Отечества, других стран и людей, которые так или иначе входили в круг поленовской семьи.

Сотрудники музея бережно сохраняют мудрую логику Поленова в показе коллекций: Портретная, Библиотека, Столовая, Кабинет. В Портретной начинается рассказ о прошлом, но и настоящем поленовского рода.

Пожалуй, не было в России ни одного значительного события, к которому не были бы причастны представители семьи Поленовых или люди, тесно с ней связанные. Те, кто за великую доблесть считал службу Отечеству.

Интерьер Библиотеки — домашней картинной галереи — отличается строгим великолепием, Поленов использует самые разнообразные виды декора: мозаику, витражи, камин с майоликовым фризом и резным изображением герба своего рода. Только в этой комнате для пола использован редкий сорт паркета — «солнечный луч», с вкраплениями, создающими впечатление зыбкого света. Мебель по эскизам Поленова — единичные работы; она была создана лишь для оформления собственного дома, а не для тиражирования об­разцов. Соседство мебели по соб­ственным проектам и старинной, эпохи Возрождения и петровских времен придавало интерьеру оттенок музейности.

Одна из боковых дверей Библиотеки открывалась на Западную террасу со спуском к цветочной эспланаде и видом на долину Оки. Огромное окно темной рамой обрамляло пейзаж: тарусская просека в парке и заливные луга. Верхние стекла окна заменены цветными витражами, созданными по эскизам Поленова. Очень хорош готический камин с мозаичными фризами, сделанными из окских камней Василием Дмитриевичем. Библиотека была особенно тщательно отделана: пол из дубового паркета, потолок и стены до половины обшиты мореным деревом. Кроме книг, здесь помещены работы художников, составивших славу русского искусства. А для Поленова это были друзья: И. Шишкин, В. и К. Маковские, Н. Ярошенко, И. Прянишников, А. Боголюбов и ученики: К.Коровин, И.Левитан, С. Иванов, С. Малютин, И. Остроухов, Е. Татевосян, М. Якунчикова.

Начало XX века. Вечерами в Библиотеке собиралась вся семья — для работы, общих чтений. А под Рождество наряжали елку, приглашали ребятишек из окрестных деревень, и был праздник со спектаклем, гостинцами….

Массивная дубовая дверь с очень красивым замком ведет в Столовую. Здесь царит мир народного искусства и абрамцевского художественного кружка. Интерьер этой небольшой и уютной комнаты переносит посетителя в эпоху московских вербных базаров и грибных рынков, на которых эти вещи и приобретались. При всей оригинальности сочетаний предметов обстановки здесь создается впечатление удивительной гармонии. Кроме коллекций русского народного искусства, в столовой авторская керамика Поленова, его друзей и учеников; мебель по эскизам Е. Д. Поленовой, сделанная в абрамцевской столярной мастерской, и мебель по проектам самого художника.

Столовая была для посетителей заключительной комнатой. Устраивая музей, Василий Дмитриевич, очень скромный по характеру человек, отдавал предпочтение работам друзей и произведениям талантливых учеников, о собственном творчестве предпочитал не говорить. Но исключением был Кабинет, интерьер которого отличается той изысканной простотой, которая позволяет говорить о безупречном художественном вкусе. Здесь художник развешивал свои картины и этюды, постоянно меняя экспозицию. Чудесный дубовый готический шкаф для хранения нот и графи­ческих работ выполнен по рисунку Василия Дмитриевича. Пожалуй, Поленов — единственный русский художник, хотя и не был профессионалом-композитором, всю жизнь писал музыку; он автор оперы «Призраки Эллады», церковных произведений «Литургия» и «Всенощная», романсов на стихи М. Лермонтова.

На второй этаж, к Мастерской ведет лестница — украшение Большого дома, сделанная тоже по эскизам художника. На стенах вдоль лест­ницы еще одна коллекция — офорты и литографии с картин любимых художников.

Мастерская Поленова — самая большая и светлая комната Большого дома, окно которой выходит на север, на эспланаду, в парк и на Оку. В помещении, благодаря белым стенам и массе света, всегда так празднично и светло. Это настроение создают и восточные пейзажи художника, и графический вариант картины «Христос и грешница» (1885). Поленов всю жизнь работал над циклом картин «Из жизни Христа». В соседней с Мастерской комнате второго этажа — пейзажная живопись Василия Дмитриевича. И Мастерская, и Пейзажная не носят мемориального характера. Эта экспозиция была за­думана детьми Поленова. Из окон Пейзажной открывается в перспективе широкой просеки изумительной красоты вид на Оку и ее противоположный берег — предместье Тарусы. Именно оттуда очень хорошо видна Троицкая церковь в Бёхове, построенная Поленовым в 1906 году. Художник с радостью откликнулся на личную просьбу крестьян, прекрасно понимая, что именно церковь то связующее звено, которое духовно объединяет все слои населения. Что касается архи­тектурной темы, то это талантливое сочетание романской и древнерусской архитектуры. Бёховская церковь очень живописна, а образный строй архитектуры оказался созвучен настроению окского пейзажа.

В Aдмиралтействе, которое Поленовым служило хранилищем для лодочного инвентаря, сейчас можно увидеть и знаменитую диораму, созданную Василием Дмитриевичем в последние годы жизни. «Диорама значит прозрачная картина, — пояснял он в одном из писем. — Картины меняются в зависимости от направления света спереди или сзади… Содержание картин очень разнообразно. В моей диораме оно состоит из путешествий вокруг света». Бесхитростный поленовский рассказ не оставляет равнодушными и многих сегодняшних зрителей.

После усадьбы Поленов выстроил две школы, справедливо полагая, что будущее поколения — это дети. Поленов был уверен (и справедливо!) в том, искусство и ремесло — вот основа основ в воспитании детей. Искусство развивает образное мышление, ремесло дает человеку навык в творческой работе.

Поленов умер 18 июля 1927 года. Завещал похоронить себя на высоком берегу Оки, вблизи построенной им церкви Пресвятой Троицы в селе Бёхово, откуда он много раз писал любимые мотивы «Золотой осени», «Стынет», «Раннего снега». Могила художника и его жены Натальи Васильевны проста: земляной холм, намогильный камень, двускатный дубовый олонецкий крест.

Родовые усадьбы носят имена их владельцев. А Поленов сам дал имя новой усадьбе — Борόк. В 1939 году дети художника принесли в дар государству все коллекции, и государство усадьбу переименовало в Поленово, невольно возвращая в русло русской усадебной традиции. Поленовы‑младшие, выполняя просьбу отца «не отдавать дом в чужие руки», имение не оставили. Единственной их привилегией было хранить этот дом в самые тяжелые годы. Семья всегда была гарантом сохранности и подлинности коллекций. Поэтому дом как был, так и остался музеем; усадьба как была, так и осталась поленовской по стилю жизни, по традициям.

В одном из писем Василия Дмитриевича есть замечательные слова: «<…> Я всегда любил больше всего работу в разных ее видах: и в огороде, и в столярной, и на реке, и в мастерской. Поэтому мне дорого оставить друзьям, как большим, так и малым, по кусочку этой работы». Для музея, теперешнего хранителя всех традиций поленовской семьи, эти слова как маяк, свет которого не дает сбиться с пути. В условиях музейной жизни с большим количеством посетителей удалось сохранить ощущение живой жизни поколений, чувство дома, того особого склада усадебной жизни, которая была тесно связана с природой и семейными традициями. 

Редакция выражает благодарность Государственному мемориальному историко‑художественному и природному музею-заповеднику В. Д. Поленова за помощь в подго­товке статьи и предоставленные иллюстрации.

Елена Каштанова, методист музея-заповедника В. Д. Поленова

Фото: Павел Булыгин, Юрий Кононов, Дмитрий Ромашков

 
Все права защищены. 
© 1998-2019 ООО "РИА Русское Бизнес Агентство"
Использование материалов допускается только с письменного согласия OOO "РИА Русское Бизнес Агентство" и при обязательном соблюдении следующих УСЛОВИЙ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

 

Партнеры