Наверх
Вы здесь: Главная / Архив / Журнал «Современный дом » Ноябрь-декабрь, 2015 / По классической канве

По классической канве


Парадный двухэтажный особняк с ризалитом, классическими пилястрами и ажурной резьбой по фасаду эффектно выделяется среди многообразия деревянных домов в ближайшем Подмосковье. Его владелец архитектор классической школы, реставратор и проектировщик эксклюзивной мебели, большой знаток и ценитель русской старины Сергей Плохих для строительства выбрал классический усадебный стиль начала XIX века. Поскольку строил для себя, то не торопился, к намеченной цели шел постепенно, используя только проверенные временем приемы и методы традиционного деревянного зодчества.

Спроектированный по классическим канонам дом по сути культу­рологическое исследование, исторический экскурс, полный цитат и реминисценций. По признанию самого архитектора, при проектировании здания он ориентировался на труды итальян­ских классиков Андреа Палладио, Бартоломео Буона Младшего, Баччо д’Аньоло и российских мэтров архитектуры А. Н. Воронихина, М. Ф. Казакова, а вдохновлялся лучшими образцами русской деревянной архитектуры. В их числе классические постройки, сегодня известные как дома И. С. Тургенева и И. Д. Сытина, а также знаменитый деревянный дворец в Кусково. 

Изучив опыт мастеров прошлого, Сергей Плохих не просто взял на вооружение дедовский метод, но пере­осмыслил его, дополнил современными знаниями, заменил устаревшие материалы актуальными аналогами. В итоге классический особняк из бруса не только обрел черты статной исторической постройки, столь близкой сердцу увлеченного стариной человека, но воплотил в себе все требования, предъявля­емые к современному жилью.

Компактный, прямоугольный в плане особняк площадью 160 кв. м имеет симметричную композицию и классические ордерные элементы в отделке. Первый этаж облицован фасадной плиткой и имитирует традиционное для купеческих домов оформление цоколя блоками из бе­лого известняка. Второй — деревянный, верхняя часть фасада дома осна­щена фризом и сильно выступающим карнизом, который разбит кронштейнами на 47 кессонов. Центральный элемент главного фасада — спроектированная в виде ризалита часть второго этажа на четырех резных кронштейнах. Под ней организован вход в виде стеклянного многогранника, но внимание привлекает даже не он, а хрестоматийное тройное окно, впервые созданное в XV веке итальянским архитектором Бьяджо Россетти. В промежутках между широкой центральной частью окна и узкими боковыми расположены пилястры с ионическими капителями, они поддерживают карниз, который венчает резной фриз с барельефным изображением символического рога изобилия. Он, как и все остальные декоративные элементы фасада, выполнен из дерева — материала живого, который, в отличие от гипса, будет стареть красиво, постепенно покрываясь благородной патиной времени.

Со стороны внутреннего двора к дому примыкает одноэтажный объем с симметричными фронтонами, похожий на классическую веранду-павильон — он первым появился на участке, и именно с него началась история этой большой стройки.

Колористика фасадов с теплыми охристыми оттенками — дань классическому русскому зодчеству. Еще в середине века похожие дома можно было увидеть в переулках Арбата, вблизи Садового кольца.

В основу конструктивных решений здания также лег опыт строителей прошлых веков. Начать с того, что в качестве основного стенового материала архитектор использовал про­стой, необработанный брус-«двадцатку», из которого строили еще в XIX столетии. «При укладке бруса я использовал давно известную, но сегодня, к сожалению, почти забытую технологию угловых соединений «в ласточкин хвост». Такой узел аб­солютно не продувается ветром и обеспечивает срубу повышенную прочность, — рассказывает автор проекта. — Еще один редко используемый сегодня прием: при укладке утеплителя между брусом подворачивать его с двух сторон валиком — так утепление получается более эффективным и после деформации древе­сины в процессе усадки не требует дополнительного коно­пачения. Казалось бы, небольшой нюанс, а качество постройки значительно улучшается. Работая над фасадами, я применил и еще один дедовский метод, который исполь­зовали в начале XIX столетия архитекторы Томска. В его основе лежит принцип термоса — прослойка воздуха в вентилируемых фасадах улучшает теплосберегающие свойства. Созданная по такой схеме конструкция по теплоемкости сопо­ставима с кирпичной стеной шириной в метр». Так что, при всей своей художест­венной выразительности и внешнем блеске этот статный де­ревянный дом постройка энергоэффективная, она отлично держит тепло, что в конечном итоге позволяет снизить затраты на потребление энергии. «Здесь нет ничего лишнего, — продолжает архитектор, — каждый прием обоснован и имеет функциональную необхо­димость: максимально утепленные стены с вентилируемыми фасадами, кровельный пирог с воздушной подушкой, которая помогает консервировать тепло без дополнительной нагрузки на стены. Полы в доме также имеют особую конструкцию: вентиляция в них спроектирована с пе­репадом высот, что позволяет воздуху лучше циркулировать в пространстве и держать одинаковую температуру».

Как и архитектура, организация пространства в доме подчинена классическим канонам. Вход в жи-лые помещения предваряет прихо­жая, выполненная в форме ротонды-восьмигранника, — помещение в нашем климате совершенно необ­ходимое, оно служит буфером между улицей и домом и позволяет адап­тироваться к разнице температур. Центральное место в доме отведено двухсветной гостиной с лестничным маршем, ко­торый в плане образует половину восьмигранника, и об­ходной галереей второго этажа. Большое открытое пространство с высокими потолками и лестницей из резного дерева настраивает на торжественный лад. К залу примыкает столовая, через широкий дверной портал она объединена с кухней. Второй этаж полноценный, что опять же соответ­ствует традиции: приватные помещения расположены симметрично относительно холла и имеют одинаковые размеры. Все здесь просто, максимально рационально и пре­дельно удобно для проживания, но вместе с тем внешне эффектно, как в домах старой московской знати. И причина тому грамотное масштабирование пространства, верная расстановка акцентов, мастерское владение искусством декорирования.

«Дом и его интерьеры оформлены по принципу домино. При входе мы видим светлый фасад, а попадаем в холл и гостиную, выполненные в насыщенных темных оттенках. Из зала открывается вид на светлую столовую-кухню. Этот контраст создает интригу, зрительно усложняет пространство. Не говоря уже об оптической игре, когда при выходе из темного помещения все остальные комнаты кажутся светлее и про­сторнее, чем они есть на самом деле», — отмечает автор проекта. Зрительно корректировать пространство призваны и межкомнатные двери особой конструкции. Дверные пор­талы выполнены встык с потолками и имеют деревянную фрамугу, что зрительно удлиняет их силуэт, визуально приподнимает потолки и вносит в интерьер ноту дворцовой торжественности.

Как и снаружи, внутри дома солирует дерево. Роскошный, играющий солнечными бликами на свету пол выполнен из массива красного дерева. Стены гостиной зашиты панелями из древесины ореха насыщенного красно-коричневого цвета. Кессонные потолки также изготовлены из дерева, но иного цвета и фактуры: дубовая раскладка покрыта лессировочными составами цвета топленого молока, которые придают легкую тонировку, но не скрывают живописной структуры живого материала. Форма и рисунок парадной лестницы отсылает к классическим дворцовым интерьерам, каждый элемент резной кон­струкции выполнен в индивидуальном порядке в московской студии мастера. В отделке деревянных, с филигранным резным орнаментом де­талей лестницы не использовались ни позолота, ни блестящие лаки. Шаг элементов лестничного ограждения рифмуется с размером модулей потолка и стеновых панелей, благодаря чему интерьер на подсознательном уровне выглядит собранным, логичным, гармоничным.

Если в гостиной царит камерная классика с отделками темных оттенков, то столовая, напротив, полна светлых, жизнерадостных красок. Две разные по настроению зоны отделяют раздвижные двери, выполненные из дерева, покрытого эмалью цвета слоновой кости с квадратными вставками из матового стекла. Плоскость стен разбита надвое: нижняя часть облицована панелями из того же декоративного материала, что и двери; верх декорирован китайскими обоями из натуральной рогожи. Панелирование вдоль одной из стен имеет перепады по высоте, рельеф, который визуально разбивает плоскость стены. Получившееся углубление художественно обыгрывается с помощью живописного полотна — полного сочных красок натюрморта работы художницы Ларисы Псаревой.

Едва ли не основной элемент любого дома — камин — спроектирован Сергеем Плохих с особой тщательно­стью. «Каминная топка сложена по принципу голландской печи, дымоход которой представляет собой систему каналов, задача которых искусственно удлинять путь прохождения дымовых газов и заставлять их более полно отдавать тепло. Такая печь бы­стрее набирает тепло, дольше его дер­жит и большую площадь обогревает. Если зимой отопление отключится, то она сможет удержать плюсовую температуру во всех жилых помещениях», — отмечает архитектор. Отдел­ка печи тем не менее нисколько не напоминает о голландском стиле: вместо расписных изразцов использован светло-бежевый керамогранит и индий­ский натуральный мрамор, из него выполнены каминная полка и цоколь. Такое решение позволило протянуть в интерьере современную классическую линию, которая продолжается в оформлении кухни, где использован тот же самый керамогранит.

Вообще в интерьерах дома современность и традиции тесно переплетаются. Деревянное панелирование здесь соседствует с керамическим гранитом, текстильные обои и лепные карнизы с зеркальным потолком, которым акцентирована зона обеденного стола, хрустальные дворцовые люстры со встроенными техническими светильниками. Для создания аутентичной атмосферы в холле второго этажа архитектор использовал обтянутые тканью стеновые панели. Будучи первоклассным мастером-краснодеревщиком и реставратором мебели, Сергей Плохих практически все предметы в доме сделал собственными руками. Значительная часть мебели — тщательно отреставрированные антикварные предметы, в их числе и роскошные буфеты из древесины груши в столовой, и гарнитур в стиле ар-деко в спальне, и кресла в стиле бидермейер в гостиной. Но истинную ценность представляют современные реплики исторических предметов, сделанные под проект из ценных материалов, с золочением и мастер­ской резьбой.

Главный дом лишь часть усадебного комплекса, который задумывался архитектором. Эстетические принципы традиционного деревянного зодче­ства нашли продолжение в оформ­лении летней беседки-павильона. Квадратная в плане постройка возведена без единого гвоздя, по углам выстроены мощные деревянные столбы, которые принимают на себя всю нагрузку. Классические колонны с канелюрами — только эффектный декор. Благодаря стеклянным стенам и раздвижным дверям помещение внутри выглядит светлым и просторным. К одной из стен примыкает летняя кухня с печкой, барбекю и баром. Вертикаль подчеркивает отделанная травертином стена, полы выложены плитами из тика, мебель использована уличная, что позволяет эксплуатировать беседку даже в холодные месяцы, год за годом.

Время идет, дом обживается, на территории появляются новые постройки, вырастают яблони и вишни, и вдохновленный энтузиазмом мастера участок все больше приобретает черты классической русской усадьбы.

Анастасия Дмитриева

Фото: Денис Россиков

 
Все права защищены. 
© 1998-2019 ООО "РИА Русское Бизнес Агентство"
Использование материалов допускается только с письменного согласия OOO "РИА Русское Бизнес Агентство" и при обязательном соблюдении следующих УСЛОВИЙ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

 

Партнеры