Наверх
Вы здесь: Главная / Архив / Журнал «Современный Дом» Сентябрь, 2014 / Пространство дзен

Пространство дзен


Чтобы достичь гармонии, состояния умиротворения и покоя, мы стремимся уехать туда, где царствует первозданная природа. Для одних таким местом силы становятся затерянные в океане острова, для других —фантастические ландшафты Южной Америки, для третьих — мистический Тибет… Владельцу же этого дома в Красной Поляне совсем не нужно преодолевать тысячи километров, достаточно лишь взглянуть в окно.

Выросший в заповедном месте на горном склоне у чистого стремительного ручья дом кажется частью окружающего южного ландшафта, предметом одушевленным, органичным, как и сама девственная природа вокруг. Его архитектура, планировка и декоративное наполнение полностью подчинены пейзажу, с которым он сливается. Склон, густой девственный лес, бурлящая горная река, каменные глыбы и ни одного человека на несколько десятков километров — в таком контексте существует растянутое по участку одноэтажное строение, максимально ориентированное на природу. «Мы стремились, чтобы архитектура и наполнение виллы не спорили с природными объектами — пластикой ландшафта, камней, деревьев и горной речки. Не перетягивали внимание на себя, а вступали с ними в диалог, и где-то даже мимикрировали, обеспечивая единение и взаимопроникновение структур интерьера и экстерьера. Нашей задачей было ввести человека в состояние дзен, отрешенности от суеты мегаполиса, когда открывается понимание истинных ценностей», — рассказывают авторы проекта Юрий Зубенко и Ольга Щербакова. Такой подход меняет само отношение к понятию дома: из четырех стен с крышей, защищающих от снега, дождя и ветра, он превращается в место для медитации и подлинного наслаждения жизнью.

Дизайнеры подключились к работе над проектом, когда дом уже был практически построен: возведена одноэтажная бетонная коробка, обозначены окна и двери, закуплены материалы. «Для облицовки фасада мы подобрали плиты из габбро с бучардированной поверхностью. Это живая фактура камня естественным образом сочетается с плоскостями рядом лежащих диких валунов, получивших такую же фактуру естественным путем», — рассказывают дизайнеры. Чтобы реализовать основную идею единения природы и человека, был внесен ряд изменений: убраны лишние двери, а вместо окон вдоль внутреннего фасада установлены огромные панорамные витражи. Многометровое стеклянное безрамное остекление работает как экран или, если переходить на язык метафизики, портал, благодаря которому перетекание природного пространства внутрь дома и обратно происходит естественно и свободно. «Роль панорамного остекления в этом проекте чрезвычайно важна. Если взять окна более мелкого масштаба с дробным членением и широкими рамами, то ощущение от интерьера было бы совсем другим. Не было бы того невидимого перехода между обеденной группой и рекой, между шерстяным ковролином и травяным газоном, так похожими друг на друга тактильно», — комментирует дизайнер Юрий Зубенко. Большую смысловую и функциональную нагрузку несет и второй свет — ряд наклонных стеклянных плоскостей под кровлей. Они подключены к системе «умный дом» и участвуют в поддержании оптимального для местности микроклимата. Когда температура в помещении поднимается выше заданного параметра, окна автоматически открываются и дают приток свежего воздуха, а вместе с ним и природных звуков шелестящих деревьев и грохочущего ручья, а также головокружительных запахов свежей зелени и сырой земли.

Чтобы максимально открыть интерьер на ландшафт, пространство дома решено по принципу open air. Единый, не разделенный внутренними перегородками объем позволяет чувствовать себя так же легко и свободно, как и на природе. Центральную часть виллы занимает единый зал, где разные по назначению зоны плавно перетекают друг в друга. В пространстве площадью сто квадратных метров диванная группа с телевизионной стойкой сменяется парадной обеденной зоной и кухонным блоком. Расположенный немного в глубине каменный камин выглядит таинственно за счет игры света и тени. Спальня, гардеробные, ванные комнаты изолированы от студийного пространства.

Все значимые парадные зоны выстроены вдоль панорамного окна, на оси, параллельной бегущему ручью. Такое расположение имеет почти сакральное значение: чистый бурлящий горный ручей является смысловым и энергетическим центром пейзажа, поэтому он виден из любой точки жилого пространства. Пластичная, обтекаемых форм мебель рифмуется с переброшенным через реку легким полукруглым мостиком, изогнутые силуэты стульев Ceccotti перекликаются с колышущимися на ветру молодыми кедрами, прибрежными травами, и даже сюжет белых с синим китайских ваз ассоциируется с водной гладью, вблизи которой исторически строились буддистские монастыри…

Переход между интерьером и экстерьером условен. «Гранд-идея проекта состояла в том, чтобы размыть границы между внутренним пространством и его окружением, с помощью пастельно-пепельных оттенков приглушить интерьер, отдать первую роль природной среде, живому буйству красок», — отмечает Юрий Зубенко. Именно поэтому ставка сделана на монохромную цветовую палитру с преобладанием теплых древесных, земляных и каменных оттенков. Основные тона — серый, охристый, светло-коричневый. А также натуральные материалы с естественной фактурой, словно рука человека их никогда не касалась. Так, стены наполненного воздухом зала частично зашиты панелями-буазери из светлого дуба, который подвергся специальной обработке. За удивительную влажную, с едва уловимым блеском фактуру сами дизайнеры называют его «сырым дубом». Из этого же дерева выполнен кухонный гарнитур, подвесные полки которого оформлены встроенной диодной подсветкой, библиотека и остальная встроенная мебель. В поиске цветов и фактур для своих работ дизайнеры и художники по интерьерам Юрий Зубенко и Ольга Щербакова часто обращаются к французской классике. По их мнению, естественные цвета и скромные, но настоящие, фактуры изделий XVIII- XIX веков прекрасно подходят веку сегодняшнему, в технологичный антураж они вносят ощущение подлинности бытия. Из того же времени пришли и удивительные фламандские бумажные обои с тканной фактурой серо-жемчужного цвета. За счет своей фактуры они впитывают свет и, как хамелеон, подстраиваются под общую колористику. Не говоря уже о том, что они чрезвычайно приятны на ощупь.

К слову, тактильные ощущения от материалов имеют ключевое значение в этом полном природных реминисценций интерьере. Даже пушистый ковролин с густым длинным ворсом, по которому так приятно ступать босиком, напоминает природный газон: он выполнен из чистой некрашеной шерсти и абсолютно экологичен. К тому же, благодаря витражным окнам в пол, без перепадов высот и барьеров, ковролин перетекает в зеленый травяной газон за окном, сливаясь с перспективой. В таком контексте перекинутый через ручей мостик и покрытые мхом столетние деревья становятся точно такими же полноправными участниками интерьера, как обеденная группа итальянской фабрики класса luxury или диванная группа с обивкой из шоколадной кожи.

Ритм в открытом пространстве задают деревянные потолочные балки, членение по вертикали обозначают тяжелые шторы пепельного цвета из мягкой ткани с приятной бархатной текстурой, которая при этом хорошо держит складку. Динамику акцентирует и постоянный диалог  природных форм с рукотворными изделиями: вертикальная раскладка буазери из «сырого» дуба напоминает стволы деревьев, а изящная графика мебели — гибкие травы.

О природных параллелях напоминает и другой значимый элемент интерьера — брутальный камин. Он сложен из местного камня, огромные глыбы образуют миниатюрный горный склон, пещеру, в центре которой вечерами танцует живой огонь. В итоге  следуя за природой, дизайнерам удалось отразить в интерьере четыре стихии, на которых построена восточная философия: огонь воду, дерево и камень. Притом камень здесь присутствует нескольких видов: горный булыжник, мелко напиленный песчаник (использован в облицовке портала камина), слэбы мрамора сорта Imderador d’ark насыщенного коричневого цвета с белыми прожилками (ими оформлен кухонный фартук). С ними идеально сочетается керамическая плитка Original Style, которой выстланы полы входной группы. Изобретенная в средневековой Англии гомогенная (прокрашенная на всю глубину) плитка и сегодня безупречно повторяет оригинальные цвета природной глины.

Приватные пространства также отличаются богатством фактур и умиротворяющей красотой природной цветовой гаммы. Апогеем слияния природного и рукотворного начала стала хозяйская спальня. Благодаря стеклянной фасадной стене кровать находится буквально на расстоянии вытянутой руки от бегущего через весь участок горного ручья с каменными берегами, столетними елями и поросшими мхом стволами ольхи. От такой близости ландшафта, который складывался веками, дух захватывает! «Это окно — рама, за которой находится иная реальность. Жителю мегаполиса в нее и поверить сложно. Я вспоминаю кинофильм Тарковского «Солярис», где фантазии живущих на космическом корабле героев проецировались в удивительные пейзажи. По силе эмоционального воздействия здесь испытываешь нечто похожее, только реалии настоящие», — комментирует Юрий Зубенко. Кровать с высоким жасминовым кожаным изголовьем, небольшой рабочий стол у окна, однотонные обои и шторы — интерьер предельно аскетичен и прост. Но именно в этой простоте и функциональности и заключается истинная роскошь. Когда просыпаешься с первыми лучами солнца, а засыпаешь под журчание воды; когда можешь любоваться сменой красок и времен года,  наблюдать, как колышутся ветки, трепещут листья, шелестит трава на ветру… И  каждый день видеть подтверждение тому, что истинное богатство рядом.

Ольга СОКОЛОВА

Авторы проекта дизайнеры Юрий Зубенко и Ольга Щербакова

Фото: Ольга Ахметова

 
Все права защищены. 
© 1998-2019 ООО "РИА Русское Бизнес Агентство"
Использование материалов допускается только с письменного согласия OOO "РИА Русское Бизнес Агентство" и при обязательном соблюдении следующих УСЛОВИЙ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

 

Партнеры